Россия и Южная Осетия: новый дискурс, к которому следует привыкнуть (21 Seculare №7) » UACDAN


,

Наш опрос
Партнеры
  • Aranzeld.com
  • 
    «    Январь 2018    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    293031 
    Архив новостей сайта
    Январь 2018 (4)
    Декабрь 2017 (9)
    Ноябрь 2017 (4)
    Октябрь 2017 (1)
    Июль 2017 (6)
    Июнь 2017 (4)
    Последние комментарии
    
    Россия и Южная Осетия: новый дискурс, к которому следует привыкнуть (21 Seculare №7)
    • 20 май 2013 |
    • 14:05 |
    • Afina |
    • Просмотров: 1510 |
    • Комментарии: 7
    Согласно сообщению агентства «Эхо Кавказа», намеченная на 14 мая встреча президента Южной Осетии Леонида Тибилова и президента России Владимира Путина не состоялась и была перенесена на 21 мая, но, по словам источников «Эхо Кавказа», встреча может не состояться и 21 мая. Выяснилось, что еще 6 мая республику посетили в обстановке секретности начальник Управления президента России по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами Владимир Чернов и его заместитель Сергей Чеботарев. На обратном пути из Цхинвала в Москву, 7 мая, российские официальные лица встретились во Владикавказе с главой Северной Осетии, Таймуразом Мамсуровым. Как известно, глава Северной Осетии был назначен специальным представителем президента России в Южной Осетии весной 2012 г., хотя не совсем понятно, в чем состоят функции спецпредставителя и какую именно работу провел Мамсуров за прошедший год. Далее источник «Эхо Кавказа» в администрации главы и правительства Северной Осетии поведал корреспонденту агентства, что “Путин не принимает Тибилова”. В основе противоречий якобы лежит кадровый вопрос, так как Москва хочет увольнения руководителя администрации президента Южной Осетии Бориса Чочиева, премьер-министра Ростика Хугаева, вице-премьера Аллы Джиоевой и некоторых министров. Как утверждает источник агентства, Москва желает видеть на посту премьера Южной Осетии либо высокопоставленного сотрудника Министерства Регионального Развития РФ, либо одного из бывших глав Южной Осетии, Эдуарда Кокойты или Людвига Чибирова. Ввиду малореалистичности последних двух кандидатов, по всей видимости, речь идет о том, что Москва настаивает на том, чтобы правительство возглавил чиновник, присланный из России, причем возможно прямо из российского правительства.

    Помимо самой новости, интересно и то, насколько охотно источник в администрации главы и правительства Северной Осетии рассказал подробности визита высокопоставленных лиц из Москвы корреспонденту агентства. Обычно такая открытость совершенно нехарактерна для правительства Северной Осетии, что указывает на спланированность данной «утечки информации». По всей видимости, Мамсуров, как спецпредставитель России в Южной Осетии решил оказать такое незамысловатое мягкое давление на главу Южной Осетии, с тем, чтобы тот стал более сговорчивым. Схема, по которой бы Москва отдавала приказы Мамсурову, а тот транслировал бы их дальше Тибилову, очевидно, дает сбои. Главе Северной Осетии, Таймуразу Мамсурову, конечно, трудно себе представить, чтобы можно было перечить желаниям российского правительства, но Мамсуров и Тибилов политики разного уровня. Мамсуров является назначенным руководителем одного из множества российских регионов, а Тибилов избран, с некоторыми оговорками, народом признанного Россией независимого государства. Эта простая истина пока с трудом находит понимание не только в среде североосетинского руководства, но и в российском руководстве, поскольку и там и там к Южной Осетии все еще относятся с большим скепсисом. По традиционной российской привычке, только большие государства, примерно равные по силам России воспринимаются в России всерьез.

    Тем не менее, в ситуации, когда Москва официально признала Южную Осетию государством, Россия уже не может разговаривать с республикой на прежних условиях, даже, несмотря на практически полную зависимость республики от России. Очевидно, что времена, когда официальные лица в Цхинвале убирались со своих мест легким движением руки московских начальников, прошли. Первыми это поняли, естественно, в Южной Осетии. В Москве пока к этому должны только привыкнуть. Когда это поймут в руководстве Северной Осетии, скорее всего, последует немало желчных комментариев. Так или иначе, но Южная Осетия становится постепенно все более похожей на государство, и с этим придется считаться даже Москве, благодаря которой, во многом республика и выжила.

    Речь, конечно, не идет о «неблагодарности осетин» по отношению к России. Напротив, речь идет о том, что признав международную правосубъектность Южной Осетии, Москва должна уважать свое собственное решение и относиться к республике как к равному партнеру, а не как к какому-то придатку Северной Осетии. Понятно, что равенство Южной Осетии и России невозможно во многих смыслах по определению, но равенство в качестве партнеров по политическому диалогу вполне разумно и должно быть приемлемо для обоих сторон. Даже если Южная Осетия достигнет того уровня партнерства с Россией, которое характерно, скажем Абхазии, это будет уже серьезным прогрессом для республики. Случаи, когда Россия вмешивается в предвыборную борьбу в Южной Осетии и заявляет о своих фаворитах, должны уйти в прошлое, так же как они ушли в прошлое в Абхазии.

    Собственно вопрос государственности Южной Осетии напрямую связан с тем, насколько республика будет похожа на государство. Чем больше политическая и экономическая самостоятельность республики, тем больше ее шансы на успех и наоборот. То есть, если бы Южная Осетия оставалась в положении де-факто субъекта Российской Федерации, то ее шансы на успех в качестве самостоятельного государства были бы минимальны. Таким образом, Россия сама должна быть заинтересована в максимальном увеличении государственных атрибутов республики, включая полную самостоятельность в кадровой политике.

    Отдельно стоит сказать о внутренней легитимации Южной Осетии, как государства. Чаще всего, принято обращать внимание на внешнюю легитимацию, то есть на то, кем признанно то или иное государство, в каких международных организациях оно состоит и прочие внешние элементы. Однако, есть еще и внутренняя легитимация существования государства, населением самой территории. Если население государства не доверяет своему правительству, считает его коррумпированным и некомпетентным, не способным к действенному управлению государством, то население рано или поздно «выберет» себе другое государство. Иными словами либо население просто мигрирует в другую страну, либо поддержит вхождение в состав другой страны, либо останется безучастным в случае вооруженного вторжения другой страны. В случае Южной Осетии это тем более актуально, что и Грузия, и Россия, могут претендовать на то, что именно они были бы лучшими в обеспечении социального порядка, прав человека, экономического развития, чем любое самостоятельное правительство республики. То есть, население Южной Осетии будет сталкиваться сразу с двумя потенциальными претендентами на более успешное управление республикой, чем национальное правительство. Такой расклад налагает на правительство Южной Осетии невероятно сложную задачу по доказательству своей эффективности. Это касается не только нынешнего правительства, но и любого последующего на ближайшие годы.

    Валерий Дзуцев
    Рекомендуем также

     1793: Россия и Южная Осетия: новый дискурс, к которому следует привыкнуть (21 Seculare №7)
    20 май 2013: Россия и Южная Осетия: новый дискурс, к которому следует привыкнуть (21 Seculare №7)!
    Россия и Южная Осетия: новый дискурс, к которому следует привыкнуть (21 Seculare №7).
    Россия и Южная Осетия: новый дискурс, к которому следует привыкнуть (21 Seculare №7)